Конкретное проявление сотрудничества, мастерства и доброй воли

Прокрутка

Конкретное проявление сотрудничества, мастерства и доброй воли

Больницы являются одними из самых сложных строений. Нормы и требования многочисленны, а с качеством нельзя идти на компромисс. Новая детская больница в Хельсинки, Финляндия – один из примеров успешно выполненного проекта.

Красочный фасад сразу привлекает внимание. Как радуга, он обещает лучшее будущее. Новая детская больница – просто потрясающее произведение архитектуры, она не просто красива, а вполне может претендовать на звание лучшей детской больницей в мире.

История здания исключительна. Предыдущая детская больница в Хельсинки была построена в 1946 году и долгое время нуждалась в существенной модернизации. Однако больничный округ Хельсинки и Уусимаа (HUS), в состав которого она входит, не был способен выделить средства на строительство новой больницы в своей инвестиционной программе.

В 2013 году был создан национальный фонд поддержки для сбора средств на строительство нового здания. Более миллиона жителей Финляндии приняли участие в финансировании больницы, собрав почти 40 миллионов евро. Общая стоимость проекта составила около 180 миллионов евро.

Строительные работы начались в 2014 году, а больница была открыта в сентябре 2018 года. Дети и их семьи, а также больничный округ HUS и его персонал остались довольны результатом.

«Этот проект стал прекрасным примером сотрудничества», - говорит Эса Икяхеймонен, директор по проектам компании Ramboll Finland, которая отвечала за проектирование конструкций.

«Все стороны были вовлечены на ранней стадии и следовали заданным целям, которые все разделяли. Было понятно, что этот проект важен для всех».

Изначально ядро здания проектировалось возвести монолитным методом, а фасад из изолированных полиуретаном сэндвич-панелей. Попутно планы изменились в пользу сборного железобетона. Выбор железобетонных балок, колонн и сплошных плит в конструкциях 4-8 этажей оказался разумным шагом.

«Мы хотели посмотреть, поможет ли использование сборного железобетона проекту оставаться в рамках графика и бюджета. На оба варианта были объявлены тендеры».

«Время высыхания конструкций было бы значительно дольше при использовании монолитного метода», – отмечает Сату Парикка, директор по продажам компании Parma.

Parma была выбрана поставщиком 3 200 железобетонных изделий, т.е. около 18 000 м2. Проект включил в себя сэндвич-панели, многопустотные плиты, преднапряженные плиты и сплошные плиты.

 

 

 

Высокий контроль влажности

 

Фасадными сэндвич-панелями ограждающая конструкция здания была закрыта уже на ранней стадии. Окна были установлены в изделиях на заводе. Это сокращало время и необходимое пространство на стройплощадке.

«В Хельсинки очень ограниченное рабочее пространство снаружи строящегося здания. Монтаж окон на верхних этажах на месте тоже опасен по сравнению с установкой их в заводских условиях», – рассказывает Парикка.

Архитектор был вовлечен в процесс строительства, чтобы убедиться, что был использован правильный тип окон в правильном месте. Рабочий процесс был тщательно спланирован.

«Окна были установлены в соответствии с разработанным графиком. Наши промышленные помещения не предназначены для такого рода работ, поэтому мы должны были четко знать, что изготавливать и когда, где хранить изделия и как фактически выполнять установку».

Комплексное информационное моделирование строительства (BIM) использовалось на протяжении всего проекта. Компания Parma имеет специализированный проектный центр для расширения использования 3D-моделирования.

Архитектор Сакари Форсман из компании SARC Architects отмечает, что работать без виртуального моделирования в таком масштабном проекте практически невозможно.

«Масштаб систем отопления, вентиляции и кондиционирования в современной больнице огромен. Если отключить все основные конструкции в модели BIM, она по-прежнему выглядит точно так же из-за всех систем вентиляции и кондиционирования».

Новая детская больница является прекрасным примером использования BIM в полном объеме. Все стороны имели доступ к модели и могли видеть текущее состояние проекта.

В компании Parma большая часть данных по ЖБИ передавалась непосредственно из модели без отдельных чертежей.

«Мы также обновили модель с информацией от всех заводов. Все знали, какие изделия сейчас формуются, какие ждут транспортировки, какие были отгружены, а какие уже установлены», - говорит Парикка.

Время высыхания бетона на стройплощадке имело решающее значение с самого начала и до конца проекта. Матти Юлин, начальник строительства компании SRV, застройщика проекта, говорит, что за свою 32-летнюю карьеру в качестве начальника строительства он никогда не видел более тщательного контроля влажности.

«Так должно быть сделано везде. Мы наблюдали за уровнем влажности на глубине 40 мм и 70 мм, у нас были сотни датчиков на каждом этаже. Образцы были исследованы третьей стороной, которая давала нам разрешение на нанесение винилового покрытия только в том случае, если образцы были достаточно сухими. Если нет, мы ждали. Мы смогли видеть уровень влажности и температуры на наших мобильных телефонах. В общем, осмелюсь сказать, что это было выполнено более тщательно, чем где-либо ранее».

Виниловое покрытие требовало относительной влажности 83%, в то время как средний уровень был 85%. Хоть разница и не кажется радикальной, она увеличила время высыхания почти на 2 месяца.

 

Одновременный прогресс

 

Как часто бывает в крупномасштабных строительных проектах, ведение проектных и строительных работ часто накладывались друг на друга, также и здесь.

«Не всегда плюс, что все делается одновременно. Но время – это деньги, и мы должны уважать это. Проектирование больницы – одна из самых сложных задач, которую может получить архитектор, и оно требует постоянного общения с конечными пользователями», - объясняет Форсман.

Проблемы с накладками решались путем четкого разделения между конструкциями, которые должны были остаться неизменными, и структурами, которые могли бы быть изменены.

На стройплощадке изменения в планах заставляют рабочих полностью перестраивать процессы. Г-н Юлин из компании SRV привык к работе под давлением, но отмечает важность планирования.

«В этом проекте проектирование конструкций было выполнено исключительно хорошо. Тем не менее, мы должны были начать нашу работу с весьма низким уровнем планирования из-за постоянно продолжающегося обмена информацией между архитекторами и конечными пользователями».

Когда темпы строительства высоки, а планы меняются, эффективное использование BIM помогает проекту оставаться в рамках установленных сроков и в рамках бюджета. Интеллектуальная модель пересчитывает себя после каждой, даже самой небольшой модификации. Это позволяет легко менять планы в процессе строительства.

«В больших проектах мы можем получить максимальную отдачу от моделей BIM. У нас есть беспилотники, которые отслеживают прогресс, и мы можем быстро и легко представить виды на проект с разных точек. Мне приятно работать с молодыми, образованными инженерами-проектировщиками, которые хорошо разбираются в технологиях», - говорит Юлин.

Виртуальное моделирование и производство в заводских условиях часто идут рука об руку. Оцифровка пока имеет большой нереализованный потенциал в строительном бизнесе, отмечает Икяхеймонен.

«Мы только начали осознавать возможности использования цифровых инструментов и моделирования. Кроме сборного железобетона, также арматура, формы и т.п. могут быть смоделированы и произведены в заводских условиях».

 

Технологии мобильной связи на стройплощадке

 

Бизнес-директор Ярмо Маннинен из компании Trimble Solutions отмечает, что новые функции, которые позволили пользователям обновлять информацию о модели строительства, были оценены в проекте новой детской больницы, включая мониторинг состояния строительства, т. е. ситуационную осведомленность в реальном времени.

Маннинен подчеркивает, что информационное моделирование строительства (BIM) больше, чем просто источником чертежей и отчетов – она обеспечивает большую ценность для строительных проектов, как на стадии изготовления, так и на стадии строительства.

«Когда модель правильно составлена и обновлена, она позволяет пользователям получить доступ к актуальной и точной информации на протяжении всего жизненного цикла проекта. Детализированные данные изготавливаемых на заводах деталей и строительные данные, объем материалов, последовательность строительства, графики, состояние прогресса, данные по обслуживания и так далее».

Строительный уровень модели BIM позволяет пользователям эффективно использовать информацию на стройплощадках. Форсман отмечает, что моделирование является полезным примером дополненной реальности (AR). Работники могут видеть, что делать и где, на своем мобильном устройстве.

«Мы годами работаем с моделированием в рамках планирования. Следующим важным шагом является внедрение этой технологии на стройплощадках. Например, в этом проекте позиционирование элементов ОВК считывалось непосредственно из модели. Нет смысла распечатывать 2300 различных чертежей, когда всю информацию можно найти в модели».

 

Сотрудничество ради долговечности

 

Поскольку новая детская больница была исключительно значимым проектом, все были готовы работать, чтобы убедиться в том, что строительство будет завершено эффективно и в срок. Как отмечает Юлин, детские больницы в Финляндии строятся только раз в 80 лет.

«Проект был завершен на два месяца раньше запланированного срока и в рамках бюджета – это говорит о том, что все участники были заинтересованы в его успехе».

Строительство больницы – это всегда сложный проект. Это требует взаимодействия и высокого профессионализма.

«По сравнению с офисным зданием аналогичного масштаба, с больницей в пять или шесть раз больше электромонтажных работ, наряду с газовыми системами, системами безопасности и особыми требованиями для размещения новейших медицинских технологий», - перечисляет Юлин.

Одним из руководящих принципов при проектировании было внимание к конечным пользователям – не только к персоналу, но и к детям, для которых строилась больница. Проектировщики старались смотреть глазами детей: от расположения окон до цветов и материалов, используемых в палатах.

«Больница – это здравоохранительное учреждение. Клинический и профессиональный уровень здания должен быть безупречным. Это был приоритет номер один. Но, помимо этого, мы приложили огромные усилия, чтобы создать больницу гостеприимной и ободряющей для детей и их семей», - говорит Форсман.

В связи с этим в больнице есть специальное освещение, герои Муми-троллей художницы Туве Янссон, аквариум, захватывающие и успокаивающие звуковые ландшафты – всевозможные инновационные возможности для создания атмосферы, способствующей скорейшему выздоровлению.

Неудивительно, что в 2018 году больница была награждена премией «Финляндия» в области архитектуры. Этой премией награждает финская Ассоциация архитекторов (SAFA), как признание высокого качества архитектуры и подчеркивание ее важности.

«Это был долгий проект, всего пять лет. Мы все чувствовали, что это успех, и, конечно, приятно, что и другие признают это. В первую очередь это была задача функционального дизайна, но мы сделали все возможное, чтобы продемонстрировать и его архитектурное качество», - заключает Форсман.

 

Новая детская больница

г. Хельсинки, Финляндия

Срок строения: гг. 2013 – 2018

 

Бюджет: 168 миллионов евро

Объем строительства: 48 000 м2, 230 000 м3

Этажи: 8 этажей над землей, подвал, машинное отделение на крыше

Используемые ЖБИ: 3 200 изделий, эквивалентно 18 000 м2

Общее количество помещений: 2 069

Операционные залы: 12

Отделения интенсивной терапии: 16

Палаты: 118

Кабинеты консультаций и палаты для реабилитации: 220

Стеклянные панели, используемые в фасаде: 180

 

Исполнитель: Haahtela

Архитекторы: SARC, г-н Рейно Койвула

Строитель: SRV

Проектирование конструкций: Ramboll Finland

Проектирование систем вентиляции и кондиционирования: Ramboll Finland

Электротехника: Granlund Oy

Координатор информационной модели: Byggnadsekonomi

Медицинское оборудование: Granlund Oy

Стальные балки и колонны: Peikko Finland

Сборный железобетон: Parma

Поделиться:

Thank you for your message. We will respond to your questions and inquiries shortly.